Лечение артрита азитромицином

Гидроксихлорохин остался в седьмых рекомендациях Минздрава при COVID-19

Минздрав обновил рекомендации по лечению пациентов с COVID-19. В седьмой версии документа существенные изменения коснулись лекарственной терапии. Противомалярийные препараты гидроксихлорохин и мефлохин остались в схемах лечения и профилактики.

Недавняя публикация анализа приема противомалярийных препаратов у 96 тысяч пациентов привела к отказу от применения гидроксихлорохина при COVID-19 в ряде европейских стран. Об этом сообщили Франция, Италия, Бельгия. ВОЗ на время приостановила испытание гидроксихлорохина в исследовании SOLIDARITY, однако сегодня объявила о возобновлении в полном объеме.

В седьмой версии рекомендаций указано, что Минздрав учел новые данные, значительный массив зарубежных исследований и отечественный опыт. Применение гидроксихлорохина в низких дозах обоснованно у пациентов с COVID-19. Противомалярийный препарат хлорохин исключен из перечня препаратов, гидроксихлорохин и мефлохин по-прежнему входят в схемы лечения и профилактики.

Минздрав значительно расширил перечень препаратов и схем лечения нового коронавируса. Фавипиравир разрешен для противовирусной терапии COVID-19. Он получил одобрение 29 мая, применение возможно только в условиях стационара.

Для подавления гипервоспаления у пациентов с пневмонией Минздрав рекомендует назначение таргетных препаратов – барицитиниба и тофацитиниба. В качестве дополнительной терапии возможно введение олокизумаба. Это ингибитор интерлейкина-6, получил одобрение Минздрава 21 мая для лечения ревматоидного артрита.

Определены препараты и схемы лечения цитокинового шторма. Для этого рекомендуют вводить тоцилизумаб и сарилумаб, возможно применение канакинумаба.

Схемы лечения COVID-19 (седьмые рекомендации Минздрава от 3 июня 2020 года)

Схема 1: Гидроксихлорохин*

Схема 2: Мефлохин*

Схема 3: ИФН-альфа + умифеновир

* возможно в комбинации с ИФН-альфа

Схема 1: Фавипиравир +/- барицитиниб или тофацитиниб

Схема 2: Гидроксихлорохин + азитромицин +/- барицитиниб или тофацитиниб

Схема 3: Мефлохин + азитромицин +/- барицитиниб или тофацитиниб

Схема 4: Лопинавир/ритонавир + ИФН-β1b +/- барицитиниб или тофацитиниб

Схема 5: Фавипиравир +/- олокизумаб

Схема 6: Гидроксихлорохин + азитромицин +/- олокизумаб

Схема 7: Мефлохин + азитромицин +/- олокизумаб

Схема 8: Лопинавир/ритонавир + ИФН-β1b +/- олокизумаб

Схема 1: Фавипиравир +/- тоцилизумаб или сарилумаб

Схема 2: Гидроксихлорохин + азитромицин +/- тоцилизумаб или сарилумаб

Схема 3: Мефлохин + азитромицин +/- тоцилизумаб или сарилумаб

Схема 4: Лопинавир/ритонавир + ИФН-β1b +/- тоцилизумаб или сарилумаб

Схема 5: Лопинавир/ритонавир + гидроксихлорохин +/- тоцилизумаб или сарилумаб

https://pharmvestnik.ru/content/news/Gidroksihlorohin-ostalsya-v-sedmyh-rekomendaciyah-Minzdrava-pri-COVID-19.html

Эффективность антибиотикотерапии при урогенном реактивном артрите и периферическом варианте анкилозирующего спондилоартрита

Цель. Оценить эффективность антибиотиков двух различных групп — азитромицина/сумаме — да(макролид) и ломефлоксацина/максаквина(фторхинолон) — при урогенном реактивном артри — те(УрРеА) и при периферической форме анкилозирующего спондилоартрита (АС) с признаками урогенитального хламидийного воспаления. Материал н методы. Исследованы 86 пациентов: 51 — с УрРеА (включая болезнь Рейтера — БР) и 35 больных АС с поражением периферических суставов. Диагнозы УрРеА, БР и АС были достоверны во всех случаях. 43 пациента получали сумамед в курсовой дозе 15 г,43 пациента — максаквин — 24 г/курс. Эффективность терапии оценивалась по измененению клинико-лабораторных показателей сразу по окончании, а также через 1 и 3 мес после проведения антибиотикотерапии. Результаты. У больных УрРеА и АС одинаково часто отмечено достоверное снижение числа воспаленных и болезненных суставов, средних значений лабораторных показателей воспаления, что сочеталось с исчезновением признаков урогенитального воспаления и эрадикацией хламидий. Заключение. Антибиотикотерапия урогенитального хламидиоза показана во всех случаях комплексного лечения не только при УрРеА, но и при периферическом варианте АС с признаками хламидийного воспаления в урогенитальной сфере.

Ключевые слова

Об авторах

Список литературы

1.

Киселева Н. М., Шубин С. В.О дифференциальной диагностике хронического урогенного артрита. Тер. арх., 2000, 5, 52-55.

Сидельникова С. М. Клинико-генетические аспекты реактивных артритов при некоторых кишечных и урогенитальных заболеваниях. Дис. д. м.н. М.,1991, 187, 203.

Amor В., Dougados М., Listrat V. Les criteres de spondiloarthropties. Criteres de classification et/on d aide an diagnostic? Rev. Rheumatol., 1995, 61,1, 11-16.

Braun J., Kingsley G., Sieper J. On the difficulties of establishing a consensus on the definition of and diagnostic investigations for reactive arthritis. J. Rheumatol., 2000, 27,9,2185-2192.

Leirisalo-Repo Y. When should reactive arthritis be treated DMARD. Scand. J. Rheum., 2002, 117,3l, abstr. 19.

Li F., Bulbul R., Shumacher H. R. Molecular detection of bacterial DNA in veneral-associated arthritis. Arthr. Rheum., 1996, 39,6. 950-958.

Nanagara R., Li F., Beutler A. et al. Alteration of Chlamydia trachomatis biologic behavior in synovial membranes. Suppression of surface antigen production in reactive arthritis and Reiter’s syndrome. Arthr. Rheum., 1995,38, 10, 1410-1417.

Sieper L., Braun J. Pathogenesis of spodyloarthropaties. Arthr. Rheum., 1995,38,11, 1547-1554.

Shubin S. V., Agababova E. R., Soldatova S. 1. Diagnostic criteria of urogenital reactive arthritis. Z. Rheumathol., 1995, i, 5, 116,384.

Toivanen A., Yli-Kerttula, Т., Luukkainen R. et al. Effect of antimicrobial treatment chronic reactive arthritis. Clin. Exp. Rheum.,1993,11, 3, 301-307.

Van der Linden, Valkenburg H., Cats A. Evolution of diagnostic criteria for ankylosung spondyloathritis. A proposal for modification of the New-York criteria. Arthr. Rheum. 1984, 27, 361-368.

Рецензия

Для цитирования:

Urumova M. M., Agababova E. R., Soldatova S. I., Шубин С. В. Эффективность антибиотикотерапии при урогенном реактивном артрите и периферическом варианте анкилозирующего спондилоартрита. Научно-практическая ревматология. 2003;41(4):49-52. https://doi. org/10.14412/1995-4484-2003-1333

For citation:

Urumova M. M., Agababova E. R., Soldatova S. I., Shubin S. V. Efficacy of antibiotic therapy in urogenous reactive arthritis and peripheral variant of ankylosing spondyloarthritis. Rheumatology Science and Practice. 2003;41(4):49-52. (In Russ.) https://doi. org/10.14412/1995-4484-2003-1333

Контент доступен под лицензией Creative Commons Attribution 4.0 License.

https://rsp. mediar-press. net/rsp/article/view/1211/0

Исследование Recovery: азитромицин бесполезен, на очереди барицитиниб

Клинические испытания Recovery направлены на определение перспективных методов лечения новой коронавирусной инфекции. В исследовании задействовано 178 больниц и более 35 тыс. участников, данные регулярно анализируются, чтобы быстро определять эффективное лечение и делать его доступным для всех пациентов.

Дексаметазон, гидроксихлорохин и лопинавир/ритонавир

Ранее в ходе испытаний Recovery была определена эффективность дексаметазона для лечения госпитализированных пациентов с подтвержденным результатом COVID-19. Смертность в результате использования препарата снизилась на треть. В результате набор в группу испытания прекратили досрочно, поскольку количество включенных в исследование пациентов было признано достаточным для определения эффективности. Неэффективным оказалось лечение с использованием гидроксихлорохина и антиретровирусной терапии лопинавир/ритонавир.

Азитромицин

В декабре 2020 года исследователи представили результаты испытания азитромицина — широко используемого антибиотика, который уменьшает воспаление и обладает некоторой активностью против вируса, ответственного за COVID-19.

В общей сложности были сопоставлены данные 2,5 тыс. пациентов, получавших азитромицин, с 5 тыс. пациентов на обычном лечении. Пациенты включались в исследование в среднем через 8 дней после появления симптомов. Предварительный анализ не показал существенной разницы в первичной конечной точке 28-дневной смертности. Также не было доказательств положительного влияния на риск перехода на ИВЛ или продолжительность госпитализации. Результаты были согласованы в разных подгруппах пациентов. Исследователи заключили, что данные убедительно исключают какую-либо значимую клиническую пользу азитромицина у госпитализированных пациентов с COVID-19.

Барицитиниб

2 февраля исследователи Оксфордского университета и руководящий комитет Recovery включили в программу испытаний барицитиниб — противовоспалительное средство для лечения ревматоидного артрита.

Эксперты предполагают, что в качестве противовоспалительного средства препарат может блокировать сигнальную активность молекул цитокинов, которая способствует гипервоспалительному состоянию, наблюдаемому при тяжелой форме COVID-19. Считается, что барицитиниб может иметь некоторую противовирусную активность.

Профессор Мартин Ландрей, руководящий Recovery, объяснил: «Воспаление является фундаментальной особенностью COVID-19. В ходе исследования Recovery уже было обнаружено, что противовоспалительное лекарство дексаметазон может снизить смертность у наиболее тяжелых пациентов с COVID-19. Барицитиниб широко используется для лечения ревматоидного артрита. Включив его в исследование Recovery, мы сможем получить надежные доказательства того, помогает ли он бороться с наихудшими последствиями COVID-19».

В Recovery продолжаются испытания следующих методов лечения:

https://life4me. plus/ru/news/recovery-baritsitinib-7138/

Риск применения гидроксихлорохина в качестве монотерапии и в сочетании с азитромицином при лечении ревматоидного артрита

Гидроксихлорохин широко применяют в качестве терапии первой линии у пациентов с аутоиммунными заболеваниями, такими как ревматоидный артрит (РА) и системная красная волчанка (СКВ). Согласно результатам поиска по 14 международным базам данных проспективных исследований, проведенному в рамках настоящего крупномасштабного исследования, краткосрочное (до 30 дней) применение гидроксихлорохина у пациентов с РА, не имевших противопоказаний, не приводило к повышению риска по сравнению с сульфасалазином. Однако при долгосрочном применении гидроксихлорохина был отмечен повышенный риск смертности от осложнений сердечно-сосудистых заболеваний (ССЗ).

Аннотация

Предпосылки к проведению исследования

В настоящем международном проспективном исследовании была выполнена оценка безопасности применения гидроксихлорохина в качестве монотерапии и в сочетании с азитромицином в целях определения риска, связанного с его использованием в стандартной клинической практике для лечения РА.

Методология

Было проведено сравнение пациентов с РА в возрасте от 18 лет и старше, начавших терапию гидроксихлорохином, и пациентов, начавших терапию сульфасалазином, с 30-дневным периодом последующего наблюдения. Кроме того, была проведена оценка 16 серьезных нежелательных явлений. Для оценки безопасности терапии в больших популяциях пациентов был проведен анализ по методу серии случаев с контролем по самим себе. В анализ была включены данные всех пациентов, принимающих гидроксихлорохин, независимо от статуса РА и показаний к применению.

Были проанализированы серьезные нежелательные явления, связанные с применением гидроксихлорохина в сочетании с азитромицином. Использованные записи включали 14 источников данных для оплаты медицинской помощи и электронные медицинские записи из разных стран. Скорректированное отношение рисков (ОР) рассчитывали в соответствии с применением препарата.

Результаты

В общей сложности были рассмотрены данные 956 374 пациентов, принимавших гидроксихлорохин, 310 350 пациентов, принимавших сульфасалазин, 323 122 пациентов, принимавших гидроксихлорохин в сочетании с азитромицином, и 351 956 пациентов, принимавших гидроксихлорохин в сочетании с амоксициллином.

При сравнении пациентов, принимавших гидроксихлорохин и сульфасалазин в течение 30 дней, не было выявлено повышенного риска развития серьезных нежелательных явлений, что подтверждают результаты анализа по методу серии случаев с контролем по самим себе. С другой стороны, установлено, что долгосрочное применение гидроксихлорохина связано с повышенным риском смертности от осложнений ССЗ.

Применение азитромицина, по-видимому, связано с повышенным риском смертности от осложнений ССЗ в течение 30 дней, а также с повышенным риском развития боли в груди или стенокардии и сердечной недостаточности ( Таблица 1) .

Заключение

При краткосрочном применении гидроксихлорохина у пациентов с РА не было выявлено повышенного риска. Однако при долгосрочном применении гидроксихлорохин может приводить к повышению уровня смертности от осложнений ССЗ.

При добавлении азитромицина наблюдается повышение риска развития сердечной недостаточности и повышение смертности от осложнений ССЗ даже при краткосрочном применении.

The Lancet Rheumatology

Оригинальное название статьи

Risk of hydroxychloroquine alone and in combination with azithromycin in the treatment of rheumatoid arthritis: a multinational, retrospective study.

Jennifer C E Lane и соавт.

SER-287 — новый микробиомный препарат на основе спорообразующих бактерий для лечения язвенного колита

https://www.medznat.ru/science/summaries/risk-of-hydroxychloroquine-alone-and-along-with-azithromycin-in-rheumatoid-arthritis-treatment

ОПЫТ ПРИМЕНЕНИЯ ИММУНОМОДУЛЯТОРА ДЕЗОКСИРИБОНУКЛЕАТА НАТРИЯ В ЛЕЧЕНИИ РЕАКТИВНОГО АРТРИТА ХЛАМИДИЙНОЙ ЭТИОЛОГИИ У ДЕТЕЙ

Сравнивали эффективность стандартной терапии (мазь с нестероидным противовоспалительным препаратом, диклофенак натрия и азитромицин) у детей с реактивным артритом хламидийной этиологии и лечения с добавлением иммуномодуляторов глюкозаминилмурамилдипептида (ГМДП) и дезоксирибонуклеата натрия. Показано, что применение иммуномодуляторов в сочетании со стандартной терапией обеспечивало уменьшение выраженности суставного синдрома, снижало потребность больных в локальных кортикостероидах и способствовало снижению лабораторных показателей активности процесса. Кроме того, снижались частота выявления антител к хламидиям и их титр в сыворотке крови. В целом выраженность противовоспалительного эффекта комбинированной терапии, включавшей, наряду с антибиотиком, иммуномодуляторы дезоксирибонуклеат и ГМДП, была сопоставимой.
Ключевые слова: дети, реактивный артрит, хламидийная инфекция, иммуномодуляторы.
(Вопросы современной педиатрии.-2007;6(5):38-41)

Об авторах

Список литературы

1. Алексеева Е. И., Жолобова Е. С, Чистякова Е. Г. и др. Реактивные артриты у детей (особенности клинической картины и принципы терапии). Учебное пособие. М.: Русский врач. 2005. 90 с.

2. Алексеева Е. И., Жолобова Е. С., Чистякова Е. Г., Валиева С. И. Принципы терапии реактивных артритов, ассоциированных с хламидийной инфекцией у детей. Вопросы современной педиатрии. 2004; 4: 28–35.

3. Гранитов В. М. Хламидиозы. Н. Новгород. 2002. 190 с.

4. Гомберг М. А., Соловьев А. М. Современная тактика лечения больных различными формами урогенитального хламидиоза. Лечащий врач. 2003; 7: 50–53.

5. Лобзин Ю. В., Позняк А. Л., Смирнов М. Н. и др. Опыт применения отечественных иммунопрепаратов «Биостим» и «Ронколейкин» при поражениях центральной нервной системы хламидийного генеза. Медицинская иммунология. 2001; 3 (2): 326–327.

6. Глазников Л. А., Пониделко С. Н., Симбирцев А. С. и др. Эффективность применения Беталейкина и Ронколейкина при лечении хронических синуситов хламидийной этиологии. Медицинская иммунология. 2001; 3 (2): 313.

7. Дегтярева М. В., Володин Н. Н., Бахтикян К. К. и др. Применение Ликопида у новорожденных детей различного гестационного возраста с затяжным течением пневмонии. Медицинская картотека. 2000; 3: 24–26.

8. Малиновская В. В. Новый отечественный комплексный препарат Виферон и его применение в перинатологии и педиатрии при инфекционной патологии. Российский вестник перинатологии и педиатрии. 1999; 44 (3): 36–43.

10. Федотов В. П., Рыбалкин С. Б., Романцов М. Г. Очерки по иммунокоррекции в дерматовенерологии. Пособие для врачей. СПб. 2005. 80 с.

11. Каплина Э. Н., Вайнберг Ю. П. Деринат — природный иммуномодулятор для детей и взрослых. М.: Научная книга. 2004. 186 с.

12. Мельников Д. Ю. и др. Применение препарата Деринат в лечении рецидивирующего хламидиоза. Труды УГМУ. 2001; 6: 246–248.

13. Петров Р. В., Хаитов Р. М., Пинегин Б. В. и др. Оценка иммунного статуса человека при массовых обследованиях. Методические рекомендации для научных работнико и врачей практического здравоохранения. Иммунология. 1992; 6: 51–62.

14. Баранова Н. И., Дружинина Т. А. Методы оценки иммунного статуса. Методические рекомендации для врачей. Пенза. 2004. 35 с.

https://vsp. spr-journal.ru/jour/article/view/1276

Ссылка на основную публикацию