Псориатический артрит сколько с ним живут

«Это первая программа, которая появилась в нашей области за последние 30 лет. И она настроена на то, чтобы разработки из лабораторий ученых переходили в экономику. К тому же, она появилась в правильное время. Мы скооперировались и были готовы к противодействию новой коронавирусной инфекции. Все три центра разработали тест-системы и сегодня работают над созданием вакцины, а также лекарств на животных и клеточных моделях.

С пандемией все увидели важную роль генетики и генетиков даже в нашей экономике. Мы находимся на переднем крае борьбы с этой инфекцией.

В нашем центре совместно с Гематологическим научным центром еще в марте была разработана и зарегистрирована в апреле тест-система для выявления у людей антител к коронавирусной инфекции. Были созданы продуценты вирусного белка – «шип», который образует шипы на коронавирусе. И с помощью этого белка мы наносим белок в ячейке планшета и добавляем туда кровь. Если там есть антитела, то происходит реакция. Это реальная тест-система, которая промышленно выпускается и находится уже на рынке. Именно антитела на этот белок являются нейтрализующими. То есть, мы измеряем не просто абстрактные антитела, а именно защитные».

Как отметил академик, тест-система имеет множество применений. Только что в США вышло международное глобальное исследование такого рода систем, сравнивающее их между собой по эффективности и срокам тестирования, когда обнаруживаются тела после заражения. Данная тест-система поделила первое и второе места, поскольку она выявляет антитела у 99% переболевших пациентов и практически не дает ложноположительных реакций. Кроме этого, она показала лучшие результаты детекции антител на ранних этапах развития системы.

«Дальше мы стали проводить эксперименты на мышах, что мы давно делаем. Это животное рассматривается как инженерное устройство, которое может само размножаться. Мышь хороша тем, что там мутация в генах вызывает сходные последствия как и у человека. Мы работаем с мышами, которые имеют гуманизацию, то есть часть генов заменена на человеческие гены. У одной из мышей мы сделали гуманизацию генов цитокинов. Это исследование цитокинового шторма, который вызывается интерлейкином 6. И в этих мышках уже показана эффективность к комбинированной терапии блокаторами цитокинов для лечения этого респираторного заболевания. Еще один интересный эксперимент – это получение животных, у которых кишечная микрофлора заменена на человеческую для лечения больных с заболеваниями ЖКТ. Получены моноклональные антитела, которые специфически распознают бактерии кишечника.

Еще одна мышь, которая создана по заказу Вектора, чувствительна к заражению новым вирусом, поскольку она экспрессирует человеческий рецептор, с которым эффективно связывается вирус. Этот белок располагается на поверхности клеток легких, и вирус использует его для прикрепления к эпителию и проникновения в клетку. Поэтому вирус так легко поражает легкие. Не позже июня эти животные будут переданы в центры вирусологии для работы с вирусом. Отличие этой модели от уже существующих в мире в том, что она биологически безопасна».

Александр Макаров рассказал и о созданной панели онколитических вирусов, которые помогут в лечении раковых опухолей: «Мы используем адресную доставку вирусов в клетку с помощью иммунных клеток пациентов. Мы реально проверяем эффективность этой технологии на больных на 4 стадии. Есть большой процент случаев, когда происходит ремиссия, больные начинают вести нормальный образ жизни и живут до сих пор. Мы сотрудничаем с компанией «Биокад», которая готова доводить эту технологию до широкого практического использования. Они готовятся к испытанию ряда штаммов этих вирусов на животных моделях».

Еще одно достижение, о котором рассказал академик Макаров, – это разработанный препарат для лечения аутоиммунных заболеваний, который не имеет аналогов в мире. Это антитело под кодовым названием. Оно хорошо лечит болезнь Бехтерева и псориатический артрит. Пациент должен принимать это лекарство 1 раз в 3-5 лет, при этом не происходит прогрессирование заболевания и разрушение суставов, побочные эффекты отсутствуют. Препарат подавляет только патогенные клоны. Он прошел доклинические испытания и находится на стадии на клинических испытаний.

«Нельзя не упомянуть системы, из которых и появилась наша программа. Это CRISPR-Cas-системы для редактирования генома. К сожалению, все разработанные системы были сделаны в США. Входящие в их состав белки – нуклеазы могут прицельно вносить разрывы в молекулы ДНК. В нашей стране есть группа ученых, которая в международном консорциуме нашла новый тип бактериального иммунитета. Он работает только на уровне ДНК. Ученые открыли новый редактор CAS-13a. Исследователи были приглашены для дальнейшей работы в наш центр. Они успешно разработали новые редакторы меньшего размера и лучшей специфичности. Существует заинтересованность компании «Биокад» в данных разработках».

https://scientificrussia.ru/articles/akademik-aleksandr-makarov-s-pandemiej-vse-uvideli-vazhnuyu-rol-genetiki-i-genetikov

Разрушающий жизнь. На какое лечение рассчитывать больным псориазом?

Псориаз – не просто заболевание кожи. Коварный иммунный недуг, он усугубляет целый ряд других болезней и зачастую приводит к возникновению псориатического артрита. Причём поражению может быть подвержен не только кожный покров, но кишечник и миокард. Лечение псориаза и псориатического артрита очень затруднительно, однако с каждым годом шансы на терапию новыми методами растут.

Когда лечение не помогает

Псориаз действительно коварен. Он повышает риск смерти от сердечно-сосудистых заболеваний в полтора раза, а от инфаркта миокарда – в три. А также крадёт в среднем пять-семь лет жизни и в каждом пятом случае наталкивает на мысли о самоубийстве. Что немудрено. Ведь у одной трети пациентов болезнь протекает в тяжёлой и очень тяжёлой форме и примерно с той же частотой ведёт к развитию псориатического артрита. Суставы деформируются и разрушаются, рано или поздно человек становится инвалидом. Но даже один только псориаз вынуждает человека изменить образ жизни. Зачастую менять приходиться не только одежду, но и профессию.

Нередкий спутник болезни – депрессия. Причём часто больной попадает в замкнутый круг: стресс, как известно, провоцирует псориаз, псориаз – депрессию, а та – ещё больше усугубляет заболевание. Ситуация осложняется тем, что в большинстве случаев болезнь обнаруживает себя в молодом возрасте.

Почему и как возникает псориаз – до конца неизвестно. Поэтому рассчитывать на полное излечение заболевания нельзя. Однако облегчить жизнь и ввести больного в ремиссию – можно. Тем более что в последние годы и десятилетия идут активные исследования в области псориатического патогенеза, а это приводит к появлению целого ряда новых препаратов. Все они позволяют пациенту какое-то время жить без высыпаний на коже.

Дорого, но жизненно важно

Псориатический артрит – ещё более беспощадный недуг. Как рассказала Главный внештатный ревматолог министерства здравоохранения Карелии Ирина Марусенко, сложность и особенность его диагностики в том, что он связан с псориазом, но в то же время у псориатического больного могут быть другие патологии костей и суставов. Отделить одно от другого – задача ревматолога. К тому же разновидностей псориатического артрита множество. Дистальный – на кистях и стопах, олигоартрит – с поражением коленных, голеностопных и тазобедренных суставов или мутилирующий – с укорачиванием пальцев и исчезновением фаланг.

Вот почему в диагностике псориатического артрита дерматологам и ревматологам нужно работать в связке. Специалисты необходимость совместной работы хорошо понимают, а поэтому теперь в целях раннего выявления артрита пациент должен проходить у дерматолога специальный опросник. Он позволяет определить, есть ли у больного симптомы поражения суставов и каков риск развития опасного осложнения псориаза. К примеру, поражение ногтей – один из факторов такого риска. Как избыточный вес и депрессивное состояние.

Лечение псориатического артрита устроено по такому же принципу, как и псориаза. Сначала больному назначают нестероидные противовоспалительные препараты – к примеру, при поражении крупных суставов ревматолог может ввести специальное лекарство, а затем обязательна базисная терапия. Почти в 70% случаев добиться ремиссии позволяет таблетки, хорошо известные больным псориатическим артритом и тяжёлыми формами псориаза. Если же такое лечение не помогает, ревматолог должен его пересмотреть. К примеру, испытать комбинированную терапию. Но если и она не даёт должных результатов, то возможно назначение так называемых таргетных препаратов. Причём больной должен знать, что наблюдение должно вестись с периодичностью в три месяца.

Правда, они очень дорогостоящие. В год на одного пациента требуется порядка 500 тысяч рублей, а, как и в случае базисной терапии, приём таких препаратов – пожизненный. Тем не менее в Карелии при помощи дорогих лекарств лечат семь пациентов. Они, кстати, входят в список жизненно важных и в список для федеральных льготников. Деньги выделены из республиканского бюджета. Что касается генно-инженерных препаратов, то они стоят ещё дороже – на год порядка 700-800 тысяч рублей. Ожидать значительного снижения стоимости не приходится – слишком сложная технология даже не производства, а выращивания молекул таких лекарств.

Какой выход?

Тем не менее больные псориазом и псориатическим артритом могут рассчитывать на расширение медицинской помощи. Общественная организация «Возрождение» предлагает увеличить финансирование терапии пациентов трудоспособного возраста, страдающих такими недугами. В частности, речь идёт о выделении дополнительных средств на генно-инженерные препараты. Деньги немалые, но такие затраты могут быть вполне оправданы. Лучше сохранить человека в трудоспособном состоянии, чем содержать и лечить инвалида. Ведь на социальную поддержку больных только псориатическим артритом в стране за год тратится больше 8 миллиардов рублей.

Другое направление работы – в налаживании более тесного взаимодействия дерматологов и ревматологов. Помимо анкетирования и ранней диагностики, в «Возрождении» предлагают упростить направление больных от кожных специалистов к ревматологу и сократить время ожидания в очереди. Разумеется, нужно больше и ревматологов, потому что в районах Карелии нет ни одного такого врача. Мало жителей – по нормативам целая ставка не положена. А ведь именно из районов часто приезжают больные с запущенными псориазом и артритом.

Первые шаги в предложенном направлении сделал кожно-венерологический диспансер. В течение месяца его специалисты – по инициативе «Возрождения» – осуществляли проект «Здоровая кожа – здоровые суставы». Как рассказала Президент президиума МБОО «Возрождение» Жанна Гарибян, за месяц 51 пациент получил консультацию у дерматолога. Все они были направлены на дополнительное обследование. У ревматолога проконсультировались 18 человек – обследование понадобилось четырём. В результате у 51 человека диагностировали псориаз, а у 14 – псориатический артрит.

В Карелии диагностика и лечение обоих заболеваний требует особого внимания. Просто потому, что болеют такими недугами здесь почти в два раза больше людей, чем в среднем по стране – порядка 450 пациентов на 100 тысяч жителей. На 15-20% распространённость заболеваний выше, чем в соседних регионах. По словам Александра Архипова, тому есть две основные причины. Неблагоприятный климат из-за высокой влажности и осёдлость. Многие живут в республике поколениями, а значит, генетический груз заболевания здесь более весом.

https://karel. aif.ru/health/med/razrushayushchiy_zhizn_na_kakoe_lechenie_rasschityvat_bolnym_psoriazom

Ссылка на основную публикацию