Ревматоидный артрит у детей лечение препараты

Ревматоидный артрит у детей лечение препараты

Цель: определить место иммуномодулятора и антиоксиданта (ИМ и АО) дерината в лечении различных вариантов артритов у детей.

Материал и методы: в первый протокол исследования, проведенного на базе Мордовской детской республиканской клинической больницы №2 с одобрения Локального этического комитета, включено 39 детей с реактивным и 21 ребенок — с серонегативным ювенильным хроническим артритом (ЮХА), ассоциированным с хламидийной инфекцией, в возрасте 5-15 лет, среди которых 28 мальчиков. Критерии исключения: острая фаза болезни Рейтера, ювенильный ревматоидный артрит (ЮРА), ювенильный анкилозирующий спондилоартрит, системные варианты хронических артритов, терапия системными глюкокортикостероидами (ГКС) и локальными ГКС в предшествующий месяц. Дети были рандомизированы на 3 группы, сопоставимые по полу, возрасту и исходным клинико-лабораторным данным. Пациенты контрольной группы (n=20) получали традиционную терапию: нестероидные противовоспалительные препараты (НПВП), эррадикационную терапию, по показаниям — антибиотики, сульфасалазин или метотрексат. Больным 2 группы (n=20) дополнительно назначали деринат в/м в дозе 0,5 мл/г. ж. через день №10, пациентам 3 группы (n=20)-α-липоевую кислоту (50-100 мг/сут) или — димефосфон (50 мг/кг/сут) внутрь в 3 приема. Суставной синдром был представлен у 14-16 детей каждой группы олигоартритом, и у 4-6 — полиартритом, лабораторная активность и рентгенологическая стадия процесса соответствовали, как правило, I степени. Недостаточность функции суставов не превышала II ФК. Эндоскопические признаки НПВП-гастропатии имели место у 98%, а клинические — у 75% детей.

Во второй протокол включено 14 пациентов (средний возраст 12,1+1,2 лет) с ювенильным ревматоидным артритом (ЮРА), рандомизированных на 2 группы. Пациенты первой группы получали лечение метотрексатом и инфликсимабом («Ремикейд» Шеринг-Плау) по схеме, а больные второй группы после 4 инъекции ремикейда-дополнительно деринат интраназально по 2 капли 2 раза в день в течение 3 месяцев с повторением курса через полгода. Критерии включения: ЮРА, рефрактерный к стандартной терапии, отсутствие значимых очагов хронической инфекции, отрицательная реакция Манту. Критерии исключения: возраст до 5-х лет, нарушение функции печени и почек, терапия системными ГКС в предшествующие 3 месяца. В каждой группе у 5 детей имел место полиартикулярный, у 2-х — системный вариант ЮРА. Анатомический класс ЮРА соответствовал 2,3+0,5 и 2,4+0,3, лабораторная активность у большинства пациентов не превышала 2 степени. Ограничение самообслуживания имело место у 3-х детей в исследуемой и 2-х — в контрольной группе.

У детей с тяжелым течением ЮРА применение ремикейда сопровождалось улучшением общего состояния и уменьшением выраженности боли по ВАШ уже после 3-4 инъекции препарата. Параллельно отмечалась положительная динамика суставного синдрома и к моменту начала лечения деринатом 43-57% детей достигли ACR70-90% улучшения. Дальнейшее лечение к 70 неделе приводило к достоверному уменьшению индекса DAS28 (на 52 и 54% в контрольной и исследуемой группах соответственно, p

https://science-education.ru/ru/article/view? id=532

Ювенильный артрит в детской и взрослой ревматологической службе – проблема преемственности в ведении пациентов

Бесспорные успехи в лечении пациентов с тяжелыми формами ювенильного артрита, достигнутые за последние десятилетия, поставили в ранг приоритетных задач обеспечение эффективной и надежной преемственности в тактике ведения пациентов после их перехода из-под наблюдения педиатров во взрослую ревматологическую службу. Ряд объективных сложностей в организации такой преемственности связан, в первую очередь, с гетерогенностью группы ювенильных артритов по своим клиническим проявлениям и нозологическим исходам. Особенности физиологических процессов растущего организма обусловливают значительные отличия в характере течения, манифестации отдельных клинически значимых синдромов (например, отсроченное от дебюта заболевания вовлечение аксиального скелета при ювенильных спондилоартритах), рентгенологической картине и иммунологических маркерах при ювенильном начале ревматических заболеваний. Своевременно назначенная активная терапия с использованием все более доступных инновационных технологий, особенно генно-инженерных биологических препаратов, обеспечивает успешное болезнь-модифицирующее влияние, поэтому на этапе передачи пациента с ювенильным артритом под наблюдение во взрослую ревматологическую службу может сложиться ошибочное мнение об избыточности проводимой терапии и целесообразности ее отмены или коррекции, что иногда приводит к непоправимым негативным последствиям. Принципиально различаются используемые индексы и другие инструменты оценки активности и функционального статуса при воспалительных заболеваниях суставов у детей и взрослых. В статье представлен краткий обзор современного состояния проблемы и международного опыта организации преемственности в курации пациентов с ювенильными артритами между детской и взрослой ревматологической службой.

Ключевые слова

Об авторах

Ирина Петровна Никишина.

115522, Москва, Каширское шоссе, 34А

115522, Москва, Каширское шоссе, 34А

Список литературы

1. Баранов АА, Алексеева ЕИ, редакторы. Ревматические болезни у детей: клинические рекомендации для педиатров. Союз педиатров России. Москва: ПедиатрЪ; 2016. 144 с.

2. Petty R, Laxer R, Lindsley C, Wedderburn L. Textbook of pediatric rheumatology. 7 edi. Elsevier; 2016. 746 p. ISBN: 978-0-323-24145-8

3. Протокол совещания профильной комиссии Экспертного совета Минздрава России по специальности «Ревматология» №11 от 18 октября 2014г. Научно-практическая ревматология. 2015;53(1):107-9.

4. Собрания законодательства РФ, 07.05.2012, № 19, ст. 2428.

5. Sawhney S, Aggarwal A. Pediatric Rheumatology. A clinical viewpoint. Springer; 2017. 638 p. ISBN 978-981-10-1749-0. doi: 10.1007/978-981-10-1750-6

6. Poznanski AR, Hernandez RJ, Guire KE, et al. Carpal length in children – a useful measurement in the diagnosis of rheumatoid arthritis and some congenital malformations syndrome. Radiology. 1978;129;661-8.

7. EULAR Compendium on Rheumatic diseases. Editor JWJ Bijlsma. MMJ Publishing Group and EULAR; 2009. 1 ed. 824 p.

8. Consolaro A, Ruperto N, Bazco A, et al. Development and Validation of a Composite Disease Activity Score for Juvenile Idiopathic Arthritis. Arthritis Rheum. 2009;61(5):658-66. doi: 10.1002/art.24516

9. Nikishina I, Ruperto N, Kuzmina N, et al. The Russian version of the Childhood Health Assesment Questionnaire (CHAQ) and the Child Health Questionnaire (CHQ). Clin Exp Rheumatol. 2001;19 Suppl. 23:s-131-5.

10. Brooks A, Smith P, Cohen R, et al. UK guideline on transition of adolescent and young persons with chronic digestive diseases from paediatric to adult care. Gut. 2017;66:988-1000. doi: 10.1136/gutjnl-2016-313000

11. McDonagh JE. Young people first, juvenile idiopathic arthritis second: Transitional care in rheumatology. Arthritis Rheum. 2008;59:1162-70. doi: 10.1002/art.23928

12. Clemente D, Leon L, Foster H, et al. Transitional care for rheumatic conditions in Europe: current clinical practice and available resources. Ped Rheumatol. 2017;15:49. doi: 10.1186/s12969-017-0179-8

13. Clemente D, Leon L, Foster H, et al. Systematic review and critical appraisal of transitional care programmes in rheumatology. Semin Arthritis Rheum. 2016;46(3):372-9. doi: 10.1016/j. semarthrit.2016.06.003

14. Chira P, Ronis T, Ardoin S, White P. Transitioning youth with rheumatic conditions: perspectives of pediatric rheumatology providers in the United States and Canada. J Rheumatol. 2014;41(4):768-79. doi: 10.3899/jrheum.130615

15. Hilderson D, Moons P, Westhovens R, Wouters C. Attitudes of rheumatology practitioners toward transition and transfer from pediatric to adult healthcare. Rheumatol Int. 2012;32(12):3887-96. doi: 10.1007/s00296-011-2273-4

16. Nagra A, McGinnity PM, Davis N, Salmon AP. Implementing transition: ready steady go. Arch Dis Child Educ Pract Ed. 2015;100(6):313-20. doi: 10.1136/archdischild-2014-307423

17. Castrejon I. Тransitional Care Programs for Patients With Rheumatic Diseases: Review of the Literature. Reumatol Clin. 2012;8(1):20-6.

18. Kelly A, Niddrie F, Tunnicliffe D, et al. Patients’ Attitudes and Experiences of Transitional Care in Paediatric Rheumatology: A Systematic Review of Qualitative Studies. Arthritis Rheum. 2017;69 Suppl 10. Available at: http://acrabstracts. org/

19. Sawicki GS, Lukens-Bull K, Yin X, et al. Measuring the transition readiness of youth with special healthcare needs: Validation of the TRAQ – Transition Readiness Assessment Questionnaire. J Pediatr Psychol. 2011;36(2):160-71. doi: 10.1093/jpepsy/jsp128

20. Ferris М, Cohen S, Haberman M, et al. Self-Management and Transition Readiness Assessment: Development, Reliability, and Factor Structure of the STARx Questionnaire. J Pediatr Nurs. 2015;30(5):691-9.

21. Howland S, Fisher K. Looking through the patient lens – Improving best practice for young people with juvenile idiopathic arthritis transitioning into adult care. Springer Plus. 2015;4:111. doi: 10.1186/s40064-015-0888-8

22. Foster HE, Minden K, Clemente D, et al. EULAR/PReS standards and recommendations for the transitional care of young people with juvenile-onset rheumatic diseases. Ann Rheum Dis. 2016;76(4):639-46. doi: 10.1136/annrheumdis-2016-210112

23. McDonagh JE. Transition of care from paediatric to adult rheumatology. Arch Dis Child. 2007;92:802-7. doi: 10.1136/adc.2006.103796

https://rsp. mediar-press. net/rsp/article/view/2517

Двадцать тысяч российских детей страдают ревматоидным артритом

Двадцать тысяч российских детей страдают ревматоидным артритом. Еще десять лет назад они почти все были обречены на тяжелейшую инвалидность. А теперь? Об этом наш корреспондент беседует с заведующей ревматологическим отделением Научного центра здоровья детей РАМН, деканом педиатрического факультета Первого Московского государственного медицинского университета имени И. М. Сеченова профессором Екатериной Алексеевой.

Российская газета: Екатерина Иосифовна, что же это за напасть такая — ревматоидный артрит и почему он так часто калечит ребятишек?

Екатерина Алексеева: Это действительно тяжелейшее заболевание, которое появилось не сейчас. Оно известно испокон веков, и испокон веков медики пытаются найти на него управу. Во Флоренции в галерее Уффици — портрет брата Сандро Боттичелли. Более всего на нем впечатляют руки. Те самые, за которые художника критиковали современники: по их мнению, руки были неправильно изображены. А все дело в том, что Боттичелли до мельчайших подробностей изобразил руки больного ревматоидным артритом. Картине более пяти веков. Вся жизнь изменилась. Но и сейчас болезнь не щадит никого — ни взрослых, ни детей. И в наши дни мы нередко видим такие руки у больных детей. При этом недуге по неизвестной причине иммунная система, которая дана нам хранить свое и уничтожать чужое, начинает убивать свое. И главная мишень — суставы, глаза. А у некоторых ребятишек страдают и внутренние органы.

РГ: Это наследственное заболевание? Это инфекция? Природа артрита известна или до сих пор и она загадка?

Алексеева: Не наследственное. Но генетически запрограммированное. А инфекция может быть к этому причастна. Почему мы все время просим родителей беречь детей от любой инфекции, от любой травмы. Да потому что и то, и другое может стать пусковым фактором для развития болезни.

РГ: Но почему в последнее время стало больше детей, больных артритом?

Алексеева: Ответ не просто удивит, а расстроит наших соотечественников, которые в последние годы так азартно вывозят своих маленьких детей в далекие жаркие страны. Подчеркиваю слово «далекие». Недаром говорят: где родился, там и пригодился. Российское солнце нашим ребятишкам более привычно, хотя в последние два года тоже стало весьма опасным. А вот резкая смена климата, увлечение горячим солнцем Арабских Эмиратов и Турции может привести — и практика наша это показывает — к непоправимым последствиям. Мы все чаще видим очень красивых очень загоревших детей, но с опухшими суставами, детей, которые едва передвигаются. Только не надо мои слова воспринимать как жесткое «табу» на поездки в жаркие экзотические страны. В развитии ревматоидного артрита все гораздо сложнее. Но забывать о том, что это может быть одним из факторов риска все-таки не следует.

РГ: Отделению, которым вы руководите, исполнилось семь лет. Не знаю, откуда вы берете силы каждый день работать в этом отделении, видеть этих детей: изуродованные ноги, руки, полная обездвиженность. А смотрят они такими взрослыми, такими трагическими глазами, что становится не по себе. Сколько сейчас таких детей в вашем отделении?

Алексеева: Сейчас 65 страдальцев. Для такой страны, как наша, это капля в море. Отделение рассчитано на 59 коек. Но отказать-то мы никому не можем. Поэтому некоторые дети лежат на раскладушках. А очередь на госпитализацию, наверное, никогда не закончится. По большому счету, таких отделений должно быть хотя бы по одному в каждом регионе. И даже есть приказ минздравсоцразвития о порядке оказания медицинской помощи детям с ревматическими болезнями. И в нем сказано о создании ревматологических отделений в субъектах Российской Федерации и введении должности врача-ревматолога в детских поликлиниках и стационарах.

РГ: Приказу скоро год. Вы можете назвать хотя бы одно отделение, которое было открыто согласно этому приказу?

Алексеева: Затрудняюсь ответить. Движение некоторое появилось, но массовый характер оно пока не приняло. И мы вынуждены ставить новые раскладушки.

РГ: Насколько мне известно, вы лечите не только лекарствами.

Алексеева: В нашем центре создана уникальная система помощи таким детям. Они получают современную лекарственную терапию. А тем, у кого уже разрушены суставы, проводится их протезирование.

РГ: У вас потрясающий центр реабилитации для ваших и других детей с тяжелейшими хроническими заболеваниями.

Алексеева: Он действительно потрясает — подобного центра я лично не видела ни в одной европейской клинике.

РГ: И все-таки российская ситуация с ревматоидным артритом отличается от зарубежной?

Алексеева: У нас детей с ревматоидным артритом больше, чем в европейских странах. Почему? Может, потому что у нас страна большая. Но вот в Германии, где всего 7 тысяч детей с ревматическими болезнями и примерно 4 тысячи с ревматоидным артритом, 47 центров занимаются этими детьми. И эти дети, как правило, не лежат в стационарах. Их лечат амбулаторно, и таких тяжелых больных и в таком количестве, как у нас, у них нет. У них доступны современные лекарства для лечения.

РГ: Современные лекарства не всегда доступны тем, кто в них действительно нуждается. И это самая большая трагедия.

Алексеева: Вы правы: самая большая. Особенно для специалиста, который знает, что ребенку можно помочь, что есть средства спасения, а применить их мы можем только у себя в клинике. Руководитель центра академик РАМН Александр Александрович Баранов обеспечивает закупку всех дорогостоящих современных препаратов для лечения детей с ревматоидным артритом.

РГ: Какие препараты вы имеете в виду?

Алексеева: Десять лет назад в мировой ревматологии произошел настоящий переворот: появилось новое поколение лекарств, созданных для лечения ревматоидного артрита с применением генно-инженерных технологий. Сейчас на нашем российском рынке шесть таких препаратов. У нас в клинике они все есть. Потому именно у нас самый большой опыт лечения детей биологическими агентами. Уже успешно пролечено более 600 ребятишек. Наши дети знают эти лекарства и называют их «чудо-препараты». И они тут не оригинальны. В свое время великий биолог Пауль Эрлих назвал предшественников современных биологических агентов «волшебной пулей», спасающей человека.

РГ: Они действительно творят чудеса?

Алексеева: Именно так. Тут нет преувеличения. Они поднимают детей, которые многие годы были обездвижены. После нескольких месяцев лечения биологическими агентами ребенок меняется до неузнаваемости. Он выглядит абсолютно здоровым. Он не инвалид.

РГ: Но если все так просто, то почему по-прежнему так много тяжелых больных?

Алексеева: Все дело в цене и доступности. Чтобы препарат сотворил чудо, ребенок должен принимать его долго. И он не может все это время находиться в стенах нашего отделения. Когда он уходит домой, он должен продолжать лечение, начатое у нас. И тут возникает главная проблема: обеспечение лекарственными препаратами по месту жительства. Ни один биологический агент с детскими показаниями не входит ни в какие льготные списки. И субъекты, ссылаясь на это более чем странное правило, препараты детям не дают. А стоимость у них такова, что родители приобрести их за свои деньги не в состоянии.

Кроме того, на льготное лекарство у нас имеют право только дети со статусом «ребенок-инвалид». А биологические агенты избавляют их от инвалидности. И когда дети приходят на освидетельствование, то им отказывают в инвалидности. Мотивируя это тем, что ребенок не сидит в инвалидном кресле. Нет статуса — нет лекарств. И растет число детей в инвалидных креслах. Которых, кстати, у нас тоже нет.

РГ: Екатерина Иосифовна, нам приходилось направлять к вам детей, страдающих ревматоидным артритом. Они перестали быть инвалидами. Они нормально живут.

Алексеева: И должны так жить! Не случайно проводится Всемирный день борьбы с артритом. Мы живем не в век Боттичелли. В наше время есть возможность таким детям помогать. И эта помощь должна быть доступна вне зависимости от страны, от региона.

https://rg.ru/2011/10/07/artrit. html

Ревматоидный артрит у детей

Ювенильный ревматоидный артрит — это системное заболевание соединительной ткани, клинически проявляющееся прогрессирующим поражением преимущественно периферических (синовиальных) суставов по типу эрозивно — деструктивного полиартрита и сочетающееся у ряда больных выраженными внесуставными проявлениями.

Автоматизация клиники: быстро и недорого!

— Подключено 300 клиник из 4 стран

— 800 RUB / 5500 KZT / 27 BYN — 1 рабочее место в месяц

Классификация

2. Суставно-висцеральная форма:
— с ограниченными висцеритами (поражение ретикулоэндотелиальной системы, сердца, сосудов, почек, легких, серозных оболочек, кожи, глаз, амилоидоз внутренних органов);
— синдром Стилла;
— аллергосептический синдром (Висслера-Фанкони).

I – околосуставной остеопороз, признаки выпота в полость сустава, уплотнение периартикулярных тканей, ускорение роста эпифиза пораженных суставов;

III – распространенный остеопороз, выраженная костно-хрящевая деструкция, вывихи, подвывихи, системное нарушение роста костей;

Диагностика

3. Общее количество положительных признаков при классическом ЮРА – 8 признаков, определенном ЮРА — 4 признака, при вероятном ЮРА – 3 признака.

Дифференциальный диагноз

Лечение

Цели лечения:
— снижение (купирование) активности процесса;
— нормализация температуры тела;
— регрессия островоспалительных изменений суставов, висцеральных изменений;
— снижение СОЭ;
— уменьшение утренней скованности;
— улучшение функциональной активности суставов.

1. Нестероидные противовоспалительные препараты:
— диклофенак калия* по 0,015-0,025- 0,05 г — 2 -3 раза в сутки;
— индометацин 2- 2,5-3 мг/кг/сут.;
— нимесулид 5 г/кг/сут.;
— ибупрофен* 30 — 40 мг/кг/сут.;
— напроксен 10-20 мг/кг/сут.

2. Глюкокортикостероиды:
— преднизолон* назначают в суточной дозе 1-2 мг на кг (20 — 30- 60 мг) до достижения терапевтического эффекта, как правило, в течение 2 -3 нед., с последующим снижением дозы (1,22- 2,5 мг каждые 5 – 7 дней) до поддерживающей дозы 12,5-15 мг в сутки — длительно.

3. Иммуносупрессивные препараты:
— при суставной нетяжелой форме назначается аминохинолиновые производные: хингамин* (хлорохин) 4 мг/кг/сут. (но не более 250 мг в сутки) – 1 раз в сутки (на ночь); гидроксихлорохин (плаквенил) в дозе 8 мг/кг/сут. (но не более 400 мг в сутки) – 1 раз в сутки (на ночь), курсом не менее 6 – 8 месяцев;
— при тяжелом течении суставно-висцеральной формы назначается иммуносупрессивная терапия: метотрексат* — препарат выбора — 2,5-5-7,5-10-15 мг в неделю, в зависимости от поверхности тела; азатиоприн* 1,5-2,0 мг/кг/сут., в 1-2 приема, циклоспорин А* 2,5-4 мг/кг/сут., в 2 приема, внутривенный человеческий иммуноглобулин — 0,4-0,5 г/кг на курс (трехкратное введение через день), циклофосфамид* 1,0-2,5 мг/кг/сутки.

4. При очень высокой активности суставно-висцеральной формы, аллергосептических вариантах прибегают к методам интенсивной терапии: экстракорпоральные методы лечения — гемосорбция, плазмоферез, пульс-терапия – метилпреднизолон* из расчета 20- 30 мг/кг однократно (1000 мг), циклофосфамид* по 1,0 гр. в/в 1 раз в сутки, в течение 3-х дней.

— внутрисуставное введение бетаметазона дипропионат или водная суспензия триамцинолона ацетонида в мелкие суставы по 0,1-0,2 мл препараты, в более крупные — до 0,5-1,0 мл 1 раз в неделю, не более 2-3 пункций;
— аппликации (диметилсульфоксид 50% р-р, мази, содержащие нестероидные противовоспалительные препараты);

— при снижении активности процесса назначается физиолечение — электрофорез с преднизолоном* и диметилсульфоксидом, массаж, ЛФК.

6. Лечение и профилактика остеопороза:
— препараты кальция в сочетании с витамином Д3 – 0,5 — 2,0 гр. в сутки;
— оссеино-гидроксиапатитный комплекс 1-2 таб., 2 раза в день, ретаболил 5-20 мг в/м 1 раз в 2-3 недели.

7. Посиндромная терапия висцеритов (по показаниям):
— кардиотрофические препараты — рибоксин 0,4-0,8 г в сутки, кокарбоксилазы гидрохлорид 0,025 -0,05 -0,1 г в/м или в/в — 1 раз в день, карнитина хлорид 20% р-р, по 10-40 капель – 3 раза в день, милдронат по 0,25 г — 2 — 4 раза в день;
— диуретики — фуросемид* 1-3 мг/кг в день, спиронолактон* 3,3 мг/кг/сут., в 2-3 приема;
— гепатопротекторы — урсодезоксихолевая кислота* 10 мг/кг в сутки, эссенциале по 1- 2 капс. 3 раза в день.

8. Микроэлементы, витамины и препараты других групп:
— препараты калия (панангин, аспаркам) — 1-3 таблетки в сутки;
— аскорбиновая кислота* 0,05-0,250 г/сут.;
— токоферола ацетат* 50-100 мг/сут.;
— фолиевая кислота* по 0,001 г, 2-3 раза в день;
— комбинированный препарат, содержащий гидроокись алюминия и окись магния* — 2,0 — 5 мл, 4 раза в день;
— препараты для стимуляции функции надпочечников: этимизол по 0,1 г, 2-3 раза в день, глицирам 0,025-0,05 г, 2-3 раза в день.

9. Антикоагулянты, дезагреганты и препараты, улучшающие микроциркуляцию (по показаниям):
— гепарин натрия* 40 000-80 000 ЕД в сутки, 4 раза в день, в/в или п/к;
— дипиридамол 1,5-5 мг/кг/сут., в 2-3 приема;
— декстран* 10-15 мл/кг.

10. При обнаружении персистенции вирусов, хламидий, микоплазмы, при бактериальных и грибковых осложнениях — противовирусная и антибактериальная терапия по чувствительности:
— ацикловир* 0,1-0,2 г, 5 раз в день;
— индуктор эндогенного интерферона – циклоферон – 12,5% по 6-10 мг/кг/сут., в/м, через день;
— эритромицин* 0,4-1,0 г в сутки, в 4 приема;
— азитромицин*10 мг/кг, 1 раз в день, курсом 3 дня;
— спирамицин* 1,5-9,0 млн. МЕ в сутки;
— рокситоромицин 5 мг/кг/сут., в 2 приема — 10 дней;
— кларитромицин* 15/мг/кг/сут. в 2 приема — 10 дней;
— доксициклин* по 0,1 г/сут.;
— сульфаметоксазол + триметоприм* 30 мг/кг/сут. по сульфаметоксазону;
— ципрофлоксацин* 0,125-0,25 г – 2 раза в день;
— амоксициллин+клавулановая кислота* по 0,125-0,5 г — 3 раза в день;
— цефазолин* 20-50-100 мг/кг/сут.;
— цефтриаксон* 50-100 мг/кг/сут.;
— цефуроксим* 40 мг/кг/в сутки, дробно в 2 приема;
— цефтазидим* 1-6 г/сутки — 10 дней;
— метронидазол* 250-500 мг в сутки;
— флуконазол* 6-12 мг/кг/сут.

1. *Диклофенак калия 12,5 мг, 25 мг, 100 мг, 150 мг табл.; 75 мг/3 мл раствор для инъекций; 50 мг суппозитории ректальные, 100 мг мазь

7. *Метилпреднизолон 4 мг таблетки; 40 мг, 125 мг, 250 мг, 500 мг порошок для приготовления инъекционного раствора

11. *Аскорбиновая кислота 50 мг, 100 мг, 500 мг табл.; 5%, 10% в ампуле 2 мл, 5 мл раствор для инъекций

19. *Амоксициллин+клавулановая кислота таблетки, покрытые оболочкой 250 мг/125 мг, 500 мг/125 мг, порошок для приготовления суспензии для приема внутрь 125 мг/31,25 мг/5 мл, 200 мг/28,5 мг/5 мл, 400 мг/57 мг/5 мл

21. *Цефтриаксон 250 мг, 500 мг, 1 000 мг, во флаконе, порошок для приготовления инъекционного раствора

4. *Циклофосфамид драже 50 мг; 200 мг, 500 мг во флаконе, порошок для приготовления инъекционного раствора

11. *Спирамицин 1,5 млн ЕД, 375 тыс ЕД, 750 тыс ЕД гранулы для суспензии; 1,5 млн ЕД порошок для инфузий

Индикаторы эффективности лечения: снижение активации воспалительного процесса.

https://diseases. medelement. com/disease/%D1%80%D0%B5%D0%B2%D0%BC%D0%B0%D1%82%D0%BE%D0%B8%D0%B4%D0%BD%D1%8B%D0%B9-%D0%B0%D1%80%D1%82%D1%80%D0%B8%D1%82-%D1%83-%D0%B4%D0%B5%D1%82%D0%B5%D0%B9/12766

Юношеский ревматоидный артрит (дети, поликлиника)

Юношеский ревматоидный артрит (дети, поликлиника) — это прогрессирующее деструктивно-воспалительное поражение суставов у детей, развившееся в возрасте до 16 лет и сочетающееся с внесуставной патологией. Суставная форма заболевания проявляется отеком, деформацией, контрактурой крупных и мелких суставов конечностей, шейного отдела позвоночника; системная форма сопровождается общими симптомами: высокой лихорадкой, полиморфной сыпью, генерализованной лимфаденопатией, гепатоспленомегалией, поражением сердца, легких, почек.

Симптомы юношеского ревматоидного артрита у детей

Возникают отечность, деформация и локальная гипертермия в области пораженных суставов, умеренная болезненность в покое и при движении, утренняя скованность (до 1 ч и более), ограничение подвижности, изменение походки. Маленькие дети становятся раздражительными, могут перестать ходить. Встречаются кистозные образования, грыжевые выпячивания в области пораженных суставов (например, киста подколенной ямки). Артрит мелких суставов рук приводит к веретенообразной деформации пальцев. При ювенильном ревматоидном артрите часто поражается шейный отдел позвоночника (боль и скованность в области шеи) и ВНЧС («птичья челюсть»). Поражение тазобедренных суставов развивается обычно на поздних стадиях заболевания.

Может отмечаться субфебрилитет, слабость, умеренная спленомегалия и лимфаденопатия, снижение массы тела, замедление роста, удлинение или укорочение конечностей. Суставная форма ювенильного ревматоидного артрита нередко сочетается с ревматоидным поражением глаз (увеитом, иридоциклитом), резким падением остроты зрения.

В случае подтверждения диагноза юношеский ревматоидный артрит, чтобы узнать как вылечить юношеский ревматоидный артрит, следует обратиться к врачам, которые указаны в стандарте оказания медицинской помощи.

Лечение юношеского ревматоидного артрита у детей в данном случае подразумевает прием лекарственных препаратов из стандарта оказания медицинской помощи.

Информация предоставлена на основании приказа Министерства здравоохранения РФ от 9 ноября 2012 г. N 865н «Об утверждении стандарта первичной медико-санитарной помощи детям при юношеском (ювенильном) артрите»

Biogenom показывает все мероприятия для подтверждения диагноза, которые указаны в стандартах Минздрава РФ.

Точный список мероприятий может определить только Ваш лечащий врач.

Диагностика заболевания

Для диагностики заболевания проводят следующие мероприятия:

Функциональные исследования

    Комплексное ультразвуковое исследование внутренних органов Регистрация электрокардиограммы Рентгенография головки и шейки бедренной кости Рентгенография кисти руки Рентгенография коленного сустава Рентгенография легких Рентгенография лучезапястного сустава Эхокардиография Рентгенография всего таза Рентгенография голеностопного сустава Рентгенография локтевого сустава Рентгенография плечевого сустава Рентгенография стопы

Лабораторные исследования

    Анализ крови биохимический общетерапевтический Исследование антител к антигенам ядра клетки и ДНК Исследование ревматоидных факторов в крови Исследование уровня сывороточных иммуноглобулинов в крови Общий (клинический) анализ крови Определение антистрептолизина-О в сыворотке крови Определение концентрации C-реактивного белка в сыворотке крови Очаговая проба с туберкулином

Вы уже сдали анализы?
Расшифруйте анализы в бесплатном мобильном приложении Biogenom (Скачать в 1 клик)

К каким специалистам следует обращаться

    Дополнительное обследование занимающегося физической культурой и спортом Прием (осмотр, консультация) врача-оториноларинголога первичный Прием (осмотр, консультация) врача-офтальмолога первичный Прием (осмотр, консультация) врача-офтальмолога повторный Прием (осмотр, консультация) врача по лечебной физкультуре повторный Прием (осмотр, консультация) врача-ревматолога первичный Прием (осмотр, консультация) врача-ревматолога повторный Прием (осмотр, консультация) врача-стоматолога детского первичный Прием (осмотр, консультация) врача-стоматолога детского повторный Прием (осмотр, консультация) врача-травматолога-ортопеда первичный Прием (осмотр, консультация) врача-травматолога-ортопеда повторный Осмотр (консультация) врачом-анестезиологом-реаниматологом первичный Прием (осмотр, консультация) врача — детского эндокринолога первичный Прием (осмотр, консультация) врача — детского эндокринолога повторный Прием (осмотр, консультация) врача-невролога первичный Прием (осмотр, консультация) врача-невролога повторный

Уже были у врача? Вам назначено лечение?
Получите бесплатное второе мнение в приложении Biogenom (Получить второе мнение)

Лечение заболевания

Для лечения заболевания используются следующие группы лекарственных препаратов:

Ингибиторы протонового насоса

    Омепразол (Омизак, Ортанол, Плеом-20) Эзомепразол (Нексиум, Пемозар, Редиомез)

Другие препараты для лечения язвенной болезни желудка и двенадцатиперстной кишки и гастроэзофагальной рефлюксной болезни

    Висмута трикалия дицитрат (Виканол Лайф, Де-Нол, Улькавис)

Витамин D и его аналоги

    Колекальциферол (Аквадетрим, Вигантол, ДэТриФерол)

Фолиевая кислота и ее производные

    Фолиевая кислота (Мамифол, Фолацин, Фолиевая кислота)
    Атенолол (Атенолол-Аджио, Атенолол-УБФ, Бетакард) Бисопролол (Арител, Бипрол, Кординорм Кор)
    Амлодипин (Амлонг, Кармагип, Тенокс) Нифедипин (Кордафлекс РД, Кордипин ретард, Кордипин ХЛ)
    Каптоприл (Ангиоприл-25, Капотен, Каптоприл-УБФ) Эналаприл (Берлиприл 20, Берлиприл 5, Рениприл)
    Бетаметазон (Белодерм, Бетаспан Депо, Дипромета) Метилпреднизолон (Ивепред, Метипред Орион, Солу-Медрол) Преднизолон (Медопред, Преднизол, Преднизолон Никомед)
    Кальцитонин (Миакальцик)

Комбинации пенициллинов, включая комбинации с ингибиторами бета-лактамаз

    Амоксициллин + [Клавулановая кислота]

Цефалоспорины 3-го поколения

    Цефтриаксон (Ифицеф, Терцеф, Тороцеф)

Комбинированные препараты сульфаниламидов и триметоприма, включая производные

    Ко-тримоксазол (Бисептол 480, Двасептол, Метосульфабол)
    Кларитромицин (Клабакс ОД, Класине, Клацид СР)
    Ломефлоксацин (Ксенаквин, Ломфлокс, Лофокс)
    Флуконазол (Проканазол, Форкан, Цискан)
    Изониазид (Изониазид, Изониазид-Дарница, Изониазид-Ферейн)

Аналоги фолиевой кислоты

    Метотрексат (Методжект, Метортрит, Метотрексат) Метотрексат (Методжект, Метортрит, Метотрексат)
    Абатацепт (Оренсия)

Ингибиторы фактора некроза опухоли альфа (ФНО-альфа)

    Адалимумаб (Далибра, Хумира) Этанерцепт (Энбрел)
    Циклоспорин (Оргаспорин, Панимун Биорал, Сандиммун Неорал)

Производные уксусной кислоты и родственные соединения

    Диклофенак (Вольтарен рапид, Диклоран, Ортофен)
    Мелоксикам (Амелотекс, Миксол-Од, Мовикс)

Другие нестероидные противовоспалительные и противоревматические препараты

    Нимесулид (Апонил, Немулекс, Нимесан Нео)
    Алендроновая кислота (Алендрокерн, Алендронат Канон, Остерепар) Ибандроновая кислота (Бондронат, Виванат Ромфарм, Резовива)

Окончательный перечень функциональных и лабораторных исследований, консультаций врачей, а также лекарственная терапия определяются лечащим врачом.

https://biogenom.ru/feed/yunosheskij-revmatoidnyj-artrit-deti-poliklinika

Ссылка на основную публикацию