Снятие послеоперационных швов, лигатур

Любое оперативное вмешательство заканчивается наложением швов, которые в большинстве случаев нужно снимать после заживления раны. Иногда швы снимают для проведения повторного оперативного вмешательства или при нагноениях, но это уже случаи, связанные с осложнениями и их не так много.

Самая частая ситуация связана со снятием послеоперационных швов или швов, наложенных в связи с травмой, которая требуется после заживления раны. Важно провести эту процедуру вовремя. Если снять швы слишком рано, то рана может разойтись. А если задержать снятие швов, то они могут сильно врасти в кожу, оставить на коже глубокий отпечаток и их удаление будет более болезненным. Обычно швы снимают через 5-12 дней, в зависимости от вида вмешательства и состояния раны.

На практике снятие послеоперационных швов бывает практически безболезненным и вызывает скорее ощущение щекотки. Процедура эта проста, но несмотря на это её должен проводить компетентный специалист в стенах медицинского учреждения.

Во время снятия послеоперационных швов область манипуляции обрабатывается антисептиком, чаще всего хлоргексидином, поскольку другие антисептики могут щипать область раны. При проведении манипуляции важно не внести в ранку инфекцию, а это означает, что через неё нельзя протягивать тот участок шовного материала, который был на поверхности. Поэтому узелок шва слегка оттягивают пинцетом в сторону до появления участка нити, который был внутри кожи (он отличается по цвету). В этом месте нить перерезают ножницами, а затем вытягивают её с противоположной стороны. Так поступают со всеми узелками шва, затем поверхность вновь обрабатывают антисептиком и закрывают стерильной повязкой.

Чтобы вся процедура прошла безболезненно, с соблюдением всех правил и не вызвала нежелательных последствий, а ваши шрамики зажили наиболее эстетично, следует доверится профессионалам нашей клиники, которые обладают всем необходимым опытом и оснащены необходимым инструментарием.

Медицинский центр «Парацельс» сегодня, пожалуй, единственный в Истринском районе способен оказывать такой широкий перечень медицинских услуг.

https:////istra-paracels. ru/vzroslym/hirurgiya/snyatie-posleoperacionnyh-shvov-ligatur

Жить, двигаться, дышать

Пять лет в отделении терапии городской больницы №3 пациентов с тяжелой атопической бронхиальной астмой лечат новейшими препаратами генной инженерии. Такой формат лечения астмы – единственный в Магнитогорске. Материал «Магнитогорского рабочего».

— Мой четырёхлетний внук как-то спросил меня: бабушка, а ты раньше умела дышать? А как же ты сейчас забыла? – рассказывает Елена, героиня, которая просит не называть её фамилия. Слова Елена произносит сипло, поэтому кажется, что ей что-то мешает говорить. Женщине 59 лет, из них 32 года она живёт с диагнозом «бронхиальная астма». Дышать со свистом и хрипом, испытывать приступы удушья и страха и до четырех месяцев за год лежать в больнице – на многие годы стало для нее обыденностью. Сегодня в мире бронхиальной астмой страдают более 360 млн человек. В Челябинской области с таким диагнозом живут более 50 тысяч человек, из которых 5% – люди с самой тяжёлой, пятой степенью заболевания.

Аллергия, бронхит, астма

— Казалось, это обычное простудное заболевание с кашлем и одышкой. Меня вылечили, но легкий кашель остался. Тогда все списали на сезонную аллергию, я аллергик. Пролечила аллергию, и мне, вроде, стало лучше. Но следующей осенью кашель появился снова, к нему добавились постоянная слабость и одышка. И тогда мне сказали: у вас астма. Это был шок! Я знала, как тяжело эта болезнь влияет на человека, моя бабушка болела астмой, — вспоминает женщина.

Сегодня она допускает: ее астма началась гораздо раньше. В 14 лет на лыжных соревнованиях, финишировав, девочка бездыханно упала в снег. «Продышалась» потихоньку сама и не придала особого значения. После было еще четыре подобных приступа. Но всякий раз она списывала сбой дыхания на мороз, аллергию или физическую нагрузку. А потом, уже с астматическим диагнозом, она познала весь спектр проявления болезни, которая не лечится, а только контролируется.

Особенно пугали приступы удушья с сильными болями. Скорая помощь стала постоянной палочкой-выручалочкой, но помогала не всегда. Если приступ не купировался гормональным уколом, Елену везли в стационар, где она лежала по месяцу. С годами госпитализации дошли до четырех раз в год. Страх остаться без дыхания был настолько силен, что мог вызвать приступ буквально на пустом месте.

— В обычном состоянии я не паникер, а здравомыслящий человек. Но когда начинается приступ, мозги отключаются совершенно, — говорит Елена. – Я понимаю, что этот приступ может быть фатальным. Вот выхожу из дома на работу, опускаю руку в карман – спрея, который снимает приступ, нет. В другой карман, в сумку – нет лекарства. И тут же приступ! Это же чистая психика! Я возвращаюсь домой, нахожу спрей, брызгаю, еду на работу, там открываю сумку – а лекарство вот оно. Понимаете, это такая паника, что я могу его забыть, что мозги отключаются. Эти лекарства у меня везде: в каждой сумке, в карманах, под подушкой, на кухне, в комнатах…

Елена перечисляет названия лекарств. Одно из самых серьезных – гормональные таблетки. Она принимала их почти 30 лет, по две трижды в день. Из-за больших доз стали болеть суставы, страдала поджелудочная железа, за год вырос вес на 40 кг, портились зубы. Но пропустить прием препарата было невозможно. Каждый день Елена просыпалась в шесть утра на первую дозу гормонов. Любой пропуск вел к одышкам и приступам. Она философски пожимает плечами: «Тут выбирать не приходилось: либо принимать лекарства, либо… совсем ничего».

Так было до таргетной терапии

«Могу не думать о приступе»

В Отделении 2-ой терапии городской больницы №3 двадцать пять коек отведено пульмонологическим больным, в числе которых и люди с бронхиальной астмой. Заведующая отделением, врач пульмонолог и терапевт Лариса Лукьянова Отмечает : таких пациентов меньше не становится.

— Это заболевание на всю жизнь, — поясняет Лариса Ивановна. — Бывают периоды ремиссии и обострений, когда что-то его провоцирует: погода, стресс, физическая нагрузка. Базисная терапия позволяет контролировать заболевание. Но у малой доли пациентов астма переходит в пятую, крайнюю форму, когда даже сильнейшие гормональные препараты не способны с ней справиться. Человек не может ни вдохнуть, ни выдохнуть, ни лечь, ни сесть, он как рыба без воды. Он снимает приступы удушья препаратами короткого действия, но этого недостаточно. Приступы у таких больных учащаются до 10-12 раз в сутки.

— Моноклональные антитела таргетной терапии генной инженерии назначаются именно на тяжёлую бронхиальную астму с Т2 воспалением. В этом воспалении участвует большое количество цитокинов, которые вызывают это воспаление, а моноклональные антитела блокируют цитокины и предупреждают каскад воспалительной реакции, уменьшают количество обострений, убирают приступы удушья, улучшают функцию внешнего дыхания, — уточняет заведующая отделением терапии.

На инъекцию этими препаратами пациент подходит один-два раза в месяц. Это свобода, признают сами пациенты, а врачи отмечают положительное влияние иммунобиологических препаратов на весь организм. Доктор Лукьянова рассказывает о людях, полностью ушедших от гормонов. Как они похудели, как ушёл атопический дерматит, как меняется даже цвет лица. Это, конечно, приятное дополнение на фоне главного – человек может полностью уйти от обострений, приступов и госпитализаций.

На это лечение направляются больные после того, как в Челябинске комиссия из главных специалистов области, врачей пульмонологов и аллергологов, принимает решение по конкретному пациенту. Четыре с половиной года назад такую комиссию прошла и Елена. Сейчас она посещает стационар раз в месяц, чтобы поставить спасательные два укола.

— Довольна ли я этим лечением? Однозначно – да. За эти 4,5 года я лежала в больнице всего раз. Легче стало суставам, я могу больше двигаться. С внуком сейчас гуляю по 2 часа, с собакой, даже на футбольных воротах у внуков стою, — смеется Елена. — Да, я не могу пропустить эти уколы, но я и не на обочине жизни. Наконец-то могу позволить себе куда-то поехать и не думать, что там случится приступ и рядом не окажется скорой. Физически, психологически и морально мне намного легче.

https:////3gb-mgn74.ru/novosti/170-zhit-dvigatsya-dyshat. html

Кома после черепно-мозговой травмы: последствия и сроки нахождения

Несмотря на достижения нейрохирургии и других областей медицины, кома после ЧМТ остается недостаточно изученным и непредсказуемым явлением. Хотя большинство травм головы проходят без таких тяжелых последствий, риск наступления коматоза все равно сохраняется, особенно это касается случаев, когда ЧМТ обусловлена попаданием в аварию и дополняется наличием других проблем со здоровьем.

Что такое кома: основные проявления и определение степени тяжести?

Кома – это не самостоятельно заболевание, это специфическое состояние человека между жизнью и смертью, вызванное нарушением кровообращения головного мозга или повреждением ЦНС.

При этом для состояния комы после ЧМТ характерны определенные признаки. В этот период:

Сознание отсутствует; Исчезает разница между состоянием сна и бодрствования, на тяжелых стадиях человек впадает в состояние глубокого сна; Из двигательных функций сохраняются только рефлексы и постуральные реакции; Слуховая и зрительная функция отсутствуют, но при легкой степени сохраняется реакция зрачков на свет; Человек не может говорить или проявлять какие-либо эмоции, он не осознает себя как личность.

Коматоз классифицируют в зависимости от степени тяжести. Существует отдельно понятие прекомы – при ней сохраняются рефлексы, частично сохраняется сознание (но оно становится спутанным). Выделяют следующие степени:

Кома 1-й степени. Глаза человека закрыты, он впадает в ступор, происходит торможение реакций на любые раздражители, даже на боль. Но пациент может сам глотать воду или жидкую пищу, у него сохраняется способность выполнять несложные движения; Кома 2-й степени означает, что контакт с пациентом не достигается. Человек впадает в глубокий неестественный сон. У него сохраняются глоточные рефлексы, но кожные отсутствуют. Дыхание может быть шумным; Кома 3-й степени (атоническая). Отсутствуют сознание, практически все рефлексы, человек не реагирует на боль. Снижается артериальное давление; Кома 4-й степени. Это – состояние запредельной или глубокой комы после черепно-мозговой травмы. Оно характеризуется полной арефлексией и атонией мышц, давление резко снижается, из-за нарушений функций продолговатого мозга возникают проблемы с дыханием. При этой стадии наиболее вероятный прогноз – это смерть пациента.

Глубина коматоза оценивается с помощью различных тестов (шкала Глазго), а также с применением инструментальной диагностики. Делаются КТ и МРТ, которые позволяют определить наличие гематом, сдавливающих участки мозга. Электрическая активность мозга оценивается с помощью ЭЭГ.

Сроки нахождения в состоянии комы

Родственники пациента хотят знать, как и когда происходит выход из состояния комы после ЧМТ. Но это событие все еще остается плохо предсказуемым. В коматозе человек может находиться от нескольких минут до десятилетий (последнее происходит редко, это единичные случаи, но они подробно описаны в медицинской литературе).

Считается, что в коматозе человек может находиться до четырех недель, а всё, что происходит после этого, описывается уже другими медицинскими терминами. Если организм начал восстанавливаться, то к человеку будут частично возвращаться рефлексы и функции. Одной из стадий восстановления является синдром «человека взаперти», когда тело не двигается, но сознание уже частично возвращается. Продолжительность любой из стадий сложно предсказать.

Как происходит выход из комы?

Еще один важный вопрос – как человек выходит из комы после ЧМТ и какие меры при этом могут быть приняты. Хорошие перспективы – при коматозе 1-й и 2-й степени. В этих случаях человек может относительно быстро восстановиться. При коматозе 3-й степени прогнозы будут менее благоприятными. Иногда для выхода из него пациенту необходимо хирургическое вмешательство, чтобы устранить причины сдавливания участков мозга. Но 4-я степень чаще всего становится летальной.

На всех этапах медики заботятся о поддержании функций организма. Пациенту дают препараты для нормализации функции почек и печени, для предотвращения тромбоза и мочеполовых инфекций. Одновременно назначается физиотерапия для поддержания тонуса мышц и нормального функционирования суставов.

Последствия коматоза

Черепно-мозговые травмы считаются наиболее опасными в силу своих последствий для нервной системы. Коматозное состояние только усугубляет ситуацию, поскольку часть клеток мозга отмирает, их функции должны взять на себя другие участки. Кроме того, последствия комы после черепно-мозговой травмы могут проявиться не сразу, а через некоторое время после выхода из этого состояния.

Все последствия можно разделить на несколько групп:

Большинство перечисленных последствий можно устранить после длительного реабилитационного периода. Но есть тяжелые осложнения, с которыми практически невозможно справиться, можно только улучшить качество жизни пациента – это хроническая цефалгия, развитие эпилепсии и т. д.

Реабилитационный курс: основные особенности

Еще сравнительно недавно возможности реабилитации после такого состояния были ограничены. В последние годы были открыты центры, в которых пациенты проходят Восстановление после ЧМТ. Это – целый комплекс мероприятий. В нем участвуют:

    неврологи, которые помогают восстановить функции ЦНС; физиотерапевты, проводящие процедуры для восстановления мышечного тонуса, подбирают лечение для устранения головных болей; психологи, которые помогают пациенту преодолеть апатию, адаптироваться к новому этапу жизни и вернуться в социум. Помощь психолога может понадобиться и родственникам пациента; нейрологопеды, восстанавливающие речевую функцию и т. д.

Обязательно проводятся занятия лечебной физкультурой, в том числе и на разработанных для этого тренажерах. Важную роль играет дыхательная гимнастика, поскольку легкие в коматозе страдают так же сильно, как мозг. Для восстановления мышечного тонуса рекомендуется плавание в бассейне, различные водные процедуры.

Мы внимательно и учитывая все осложнения состояния пациента, подбираем уникальную терапию, поэтому показываем высокоэффективные результаты. Индивидуальный подход к каждому нашему пациенту — отличительная черта центра “Эвексия” и трудящегося в нем персонала.

https:////evexia. ru/nauchnaya-rabota/poleznye-sovety/koma-posle-cherepno-mozgovoj-travmy-posledstviya-i-sroki-nakhozhdeniya/

Поставили на ноги 95-летнюю пациентку

Нина Григорьевна поступила в нашу больницу неделю назад — неудачно оступилась во время прогулки, упала, а в результате — перелом шейки бедра. Ситуация жизненная, и операция не из ряда вон выходящая — около 80 эндопротезов в год ставят в травматологическом отделении Московской областной больницы имени профессора Розанова В. Н.

«Уникальность в возрасте нашей пациентки, — рассказывает заведующий травматологическим отделением Арутюн Карбисович Туфанян. — Ей 95 лет! Надо не только дожить до этого возраста, но и активно двигаться, чтобы иметь возможность сломать шейку бедра. Наша пациентка упала во время прогулки, и на фоне остеопороза, который есть практически у всех возрастных людей, произошел перелом. Мы ее обследовали и прооперировали, поставив эндопротез. Операция, как обычно, проводилась под спинальной анестезией и длилась не более 20 минут».

За этими словами — судьба человека. Пожилая женщина могла до последних дней остаться прикованной к постели и даже уйти из жизни раньше — застойные пневмонии и пролежни только часть последствий обездвиженности человека. Но Арутюн Карбисович вместе с травматологом Азаматом Руслановичем Барануковым в операционной решили дальнейшую судьбу пациентки — операция прошла хорошо, ходить будет! И уже на второй день Нина Григорьевна стала ходить при помощи ходунков, с которыми она не расстается последние несколько лет. И дело не в том, что она не может сама ходить, просто с ними удобнее твердо стоять на ногах, а во время длительной прогулки есть возможность присесть и отдохнуть. Кстати, то самое падение произошло, когда наша пациентка вышла из дома и без ходунков, и без трости — немного закружилась голова и…

Но сейчас уже все хорошо. Радуется не только Нина Григорьевна, но и ее сын, который приехал забирать ее из больницы: «Врачам — низкий поклон! Они здесь такое делают. Да, обстановка как в обычной больнице, а не современной частной клинике, но врачи… У них золотые руки!»

Кстати, на рабочем столе Арутюна Карбисовича всегда лежит эндопротез — кто-то при разговоре держит в руках ручку, а доктор Туфанян не расстается с искусственным суставом. «При эндопротезировании учитывается и возраст, и пол, и вес, и сопутствующие заболевания, и качество кости, — рассказывают Арутюн Карбисович. — Хирург, который идет на эту операцию, должен учитывать все возможные факторы и риски, чтобы получить хороший результат. Проходит большая предоперационная подготовка — ведь здесь ошибки не прощаются. И еще чутье ортопедическое обязательно должно быть».

Наверное, это чутье позволяет нашим травматологам ставить на ноги пациентов любого возраста — лет 6 назад на операционный стол с переломом шейки бедра попал 98-летний пациент. Причем, он еще не один год вел достаточно активный, для своего возраста, образ жизни.

https:////prbmo. ru/news/postavili-na-nogi-95-letnyuyu-patsientku

Лечение пролежней у пожилых

У лежачих больных нередко возникают нарушения кровообращения в неподвижных участках тела. Позже в результате этих нарушений появляются пролежни – участки некроза тканей. Часто очаги поражения образуются в районе крестца, поясницы, лопаточной области, ягодиц, ног. Лечение пролежней у пожилых людей может осложняться быстрым развитием очагов некроза.

Профилактика образования пролежней

Возникновению пролежней способствуют такие факторы, как:

    малая подвижность избыточный вес; пожилой возраст; болезни, связанные с нарушением кровообращения — сердечно-сосудистые заболевания, диабет, поражение спинного мозга.

При лечении пролежней в нашем пансионате в Москве важное место занимает их профилактика. Лежачим больным обязательно делается массаж. Особое внимание уделяется тем областям, где наиболее вероятно нарушение кровообращения. Профилактика пролежней включает в себя тщательный контроль постельного белья и проведение ежедневных гигиенических процедур. Область тела, где часто образуются пролежни, обрабатывают антисептиком. Эффективно также использование специального противопролежневого матраса.

Лечение пролежней у лежачих пожилых людей: стадии

Различают четыре стадии образования пролежней.

Если пролежень уже развился (2 стадия), и на теле появилась язвочка, необходима немедленная обработка антисептиком и мазями, способствующими заживлению ран. Эрозия ткани в этой стадии ещё не успела глубоко проникнуть в ткани, поэтому хорошо заживает при правильном лечении.

Третьей стадией считается более глубокое поражение, уходящее в подкожный слой. Помимо местной обработки антисептиками, может потребоваться антибиотикотерапия (при симптомах инфекции и общей интоксикации организма) и обезболивание, если пациент испытывает боли. При лечении пролежней у пожилых людей на этой стадии раны уже заживают хуже, могут образовываться рубцы.

Четвёртая стадия пролежней опасна, так как могут быть затронуты суставы и кости. Участок некроза уходит глубоко внутрь, человек испытывает сильные боли. В случае сухого некроза область поражения ограничивается самим пролежнем. Но если есть гнойное отделяемое, это состояние может быть очень опасным. Распространение инфекции по организму может привести к сепсису, поражению кости (периоститу). При наличии глубокого очага поражения производят хирургическое удаление тканей или используют для лечения мази с протеолитическими ферментами, вызывающие отторжение некротизированного участка.

Лечение и профилактика пролежней в домашних условиях

Если лежачий больной находится дома, в первую очередь нужно следить за его гигиеной. Уход за больными с пролежнями дома включает в себя ежедневную смену постельного белья, обтирание тела водой и антисептиком. Не реже чем каждые 2 часанужно менять положение больного на кровати, проветривая поражённые участки тела. При необходимости на покрасневшие и воспалённые места накладывается марлевая повязка с антисептиком.

При обнаружении участков сильного некроза, нагноении язвы при лечении пролежней у пожилых людей нужно немедленно вызывать врача. Такое состояние может быть опасно для больного и привести к гангрене и сепсису.

Мази от пролежней

Для лечения пролежней в Москве и подмосковье у лежачих пожилых больных применяют местные антисептические, противовоспалительные и обезболивающие, улучшающие кровообращение и способствующие заживлению ран средства.

    Вся линейка средств Menalind Солкосерил – улучшает обменные процессы в клетках, способствует регенерации тканей. Актовегин – способствует улучшению кровообращения и регенерации. Альгофин, Агросульфан, Дермазин – антисептические мази против широкого спектра инфекций. Сульфаргин – противомикробное средство, может использоваться для профилактики развития инфекции. Левомеколь, Левосин – антибактериальные средства, используемые при наличии гнойной раны. Вулнузан – противомикробное, противовоспалительное и ранозаживляющее средство. Бетадин – мазь на основе йода, обладающая противомикробным действием, эффективна против грибковой и вирусной инфекции. Бепантен – противомикробный, ранозаживляющий препарат; оказывает обезболивающее действие, охлаждая поражённый участок. Куриозин – ранозаживляющее и ускоряющее регенерацию средство. Мефенат, Алатан Плюс – противовоспалительные и способствующие заживлению ран препараты.

При выборе средств для лечения лучше всего посоветоваться с врачом. Он определит стадию развития поражений и целесообразность применения тех или иных средств.

https:////my100plus. ru/uslugi/reabilitatsiya-profilaktika-i-lechenie/lechenie-i-profilactica-prolezhney/

Ссылка на основную публикацию